четверг, 6 мая 2010 г.

65 шагов к Победе


К 65 - летию Победы в нашей школе с сентября месяца 2009 года разработан план работы - маршрут "65 шагов к Победе", где задействованы классные руководители,педагоги - организаторы по воспитательной работе, школьные библиотекари. Школьная библиотека провела цикл мероприятий, посвящённых 65 - летию Победы. Это громкие чтения рассказа Лидова "Таня" - о подвиге Зои Космодемьянской; урок Мужества "Дети - герои"; обсуждение и громкая читка книг о войне А. П. Гайдара; урок памяти о героях - чухломичах; литературно - музыкальная композиция "Маленькие герои большой войны"; классный час "Трагедия Хатыни" и др.



«Маленькие герои большой войны»

1. Учитель: «Дети и война – нет более ужасного сближения противоположных вещей на свете».(А. Твардовский).

Не щадя себя в огне войны,

Не жалея сил во имя Родины.

Дети героической страны

Были настоящими героями.

Вспомним сегодня то страшное явление, которое коротко зовется «война». Войн на земле было много, да и сейчас они не прекращаются. Мы вспомним о войне, которая не зря зовется Великой. Сколько горя она принесла, сколько унесла человеческих жизней разных народов. В те годы весь шар земной был в тревоге. Но больше всего досталось детям. Часто - в ту военную пору – это были дети – маленькие, слабые, беззащитные. Сколько мужества и героизма они проявили, встав вровень с взрослыми на защиту нашей страны. Дети принимали участие в сражениях, воевали и в партизанских отрядах, и в тылу врага. Многие погибли.

2. Библиотекарь: Война и дети…Нет ничего страшнее, чем эти два слова, поставленные рядом. Потому что дети родятся для жизни, а не для смерти. А война эту жизнь отнимает…

О войне написано немало книг. Заглядывая в завтрашний день, писатели и поэты были уверены, что память о Великой Отечественной войне будет священной всегда. Некоторые писатели и поэты уже ушли из жизни, но живут их прекрасные произведения. Они помогут нам яснее разглядеть за далью десятилетий то суровое время, когда мужеством, стойкостью, самоотверженным трудом людей была спасена наша Отчизна.

(звучит «Священная война»)

1.Не звонкими кострами, а горьким, испепеляющим пожаром, вспыхнула земля на рассвете сорок первого года. Дети войны. Они рано и быстро взрослели. Недетская это тяжесть, война, а они ее хлебнули полной мерой. Они учились читать по сводкам Совинформбюро и по серым листам похоронок. Они не склонили головы перед страшным и жестоким врагом.

Чтец: (1)

Вчера мы писали диктанты,

Чертили на досках круги,

А утром уже интенданты

Нам выдали сапоги.

В широкой армейской шинели

Мы ростом казались малы,

Мы песни заливисто пели,

Скребли, провинившись полы.

Когда же, идя на ученья,

Мы путали ногу подчас:

Двадцать пятого года

рожденья!

С усмешкой кивали на нас.

Но фронт наступил!

Мы мужали

В сражениях день ото дня,

С соседом до битвы сдружаясь,

Друзей после битв хороня.

Орудия, танки, повозки

Гремели по городам,

И пели по-чешски и польски

Веселые девушки нам.

А в час, когда звезды студены,

Над онемевшей рекой

Немецкие аккордеоны

Рыдали рязанской тоской…

Е Винокуров

Учитель: «Наше поколение по возрастной причине не участвовало в Великой Отечественной войне, но горечь первых отступлений, страдания под гнетом оккупации, липкий хлеб эвакуации пополам с полынью и лебедой, шелест похоронок в руках наших матерей, смертельный страх потерять продуктовые карточки, спрятанные в холщовый мешочек на шее, - все это было начальной школой нашего поколения» (Е.Евтушенко)

Чтец: (2)

Мы были серыми, как соль,

А соль – на золото ценилась.

В людских глазах застыла боль.

Земля дрожала и дымилась.

Просили, плача: «Мама, хлеба!»

А мама плакала в ответ

И смерть обрушивалась с неба,

Раскалывая белый свет.

Да, мало было света, хлеба,

Игрушек, праздников, конфет.

Мы рано выучили это

Безжалостное слово – «Нет!»

Так жили мы, не зная сами,

Чем обделила нас война.

И материнскими глазами

В глаза смотрела нам страна

Мы были бережно хранимой

Ее надеждой в горький час –

И свет, и соль земли родимой,

И золотой ее запас.

Библиотекарь. « Когда нам не хватало тетрадок, мы писали диктанты на газетах, между строк сообщений Информбюро, и мы были сами похожи на эти хрупкие, неуверенные буковки, между строками истории нашего народа» (Е.Евтушенко)

«Собирая колоски на полях, лекарственные растения в тайге, шефствуя над ранеными фронтовиками в госпиталях или над семьями погибших воинов, будучи связными в партизанских отрядах, мы чувствовали себя маленькими солдатами Красной Армии, борющийся против фашистских захватчиков» (Е. Евтушенко)

Чтец: (3)

Зачем ты, война,

У мальчишек их детство украла

И синее небо, и запах простого цветка?

Пришли на заводы

Работать

Мальчишки Урала

Подставили ящики, чтобы достать до станка.

И вот неподкупной зимою

военного года,

Когда занимался над Камой

холодный рассвет,

Собрал самых лучших рабочих

директор завода,

А было рабочим –

Всего по четырнадцать лет.

(В.Радкевич)

Учитель: Мальчишки. Девчонки. На их хрупкие плечи легла тяжесть невзгод, бедствий, горя военных лет. И не согнулись они под этой тяжестью. Стали сильнее духом, мужественнее, выносливее.

2.Немцы пришли в село. Зашли в школу. Шел урок. Немцы потребовали, чтобы ребята показали на карте, где находятся партизаны. Ксения Андреевна и ребята сказали, что они не знают, тогда фашист навел на учительницу пистолет и стал считать.

Костя Рожков вышел к доске и изо всех сил ударил черную гладь доски. Так делают, когда, исписав одну сторону,

Доску собираются перевернуть на другую. Доска с размаху ударила фашиста. А Костя выпрыгнул в окно, которое было за доской, и убежал в лес. Тут и партизаны подоспели. (Кассиль «У классной доски»)

Чтец: (4)

Они с детьми погнали матерей

И яму рыть заставили, а сами

Они стояли, кучка дикарей,

И хриплыми смеялись голосами.

У края бездны выстроили в ряд

Бессильных женщин, худеньких

ребят,

Пришел хмельной майор

и медными глазами

Окинул обреченных…Мутный

дождь

Гудел в листве соседних рощ

И на полях, одетых мглою,

И тучи опустились над землею,

Друг друга с бешенством гоня…

Нет, этого я не забуду дня,

Я не забуду никогда, вовеки!

Я видел: плакали, как дети, реки.

И в ярости рыдала мать-земля.

Своими видел я глазами,

Как солнце скорбное, омытое слезами,

Сквозь тучу вышло на поля

В последний раз детей поцеловало

В последний раз…

Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас

Он обезумел. Гневно бушевала

Его листва. Сгущалась мгла вокруг.

Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,

Он падал, издавая вздох тяжелый.

Детей внезапно охватил испуг, -

Прижались к матерям, цепляясь за подолы.

И выстрела раздался резкий звук,

Прервав проклятье,

Что вырвалось у женщины одной.

Ребенок, мальчуган больной,

Головку спрятал в складках платья

Еще не старой женщины.

Она смотрела, ужаса полна.

Как не лишиться ей рассудка!

Все понял, понял все малютка.

- Спрячь, мамочка, меня!

Не надо умирать! –

Он плачет и, как лист, сдержать

не может дрожи.

Дитя, что ей всего дороже,

Нагнувшись, подняла двумя

руками мать,

Прижала к сердцу, против дула

прямо…

- Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!

Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь? –

И хочет вырваться из рук ребенок,

И страшен плач, и голос тонок,

И в сердце он вонзается, как нож.

- Не бойся, мальчик мой. Сейчас

Вздохнешь ты вольно.

Закрой глаза, но голову не прячь,

Чтобы тебя живым не закопал палач.

Терпи сынок, терпи.

Сейчас не будет больно. –

И он закрыл глаза. И заалела кровь,

По шее лентой красной извиваясь.

Две жизни наземь падают, сливаясь,

Две жизни и одна любовь.

М. Джалиль

Библиотекарь:. Мария Рольникайте четырнадцатилетней девочкой оказалась на оккупированной гитлеровцами территории, была узницей Вильнюсского гетто и двух концентрационных лагерей –Щтрасденгофа и Штуттгофа. Ее записи того времени – книга «Я должна рассказать» - переведена на 18 языков мира. Правда о фашистских кругах ада глубоко тронула душу девочки. Она не может жить спокойно и молчать, она должна рассказать об этом людям, чтобы они никогда не повторили такое.

Чтец: (5)

Их расстреляли на рассвете,

когда вокруг редела мгла.

Там были женщины и дети,

и эта девочка была…

Сперва велели им раздеться

и стать затем ко рву спиной.

Но прозвучал тот голос детский,

Наивный, чистый и живой:

- Чулочки тоже снять мне, дядя?

В смятении на миг эсесовец обмяк,

Рука сама собой с волненьем

вдруг опускает автомат.

Он словно скован взглядом синим,

и, кажется, он в землю врос:

- Глаза, как у моей Неминьи, -

во мраке смутно пронеслось.

Охвачен он невольной дрожью,

проснулась в ужасе душа,

Нет! Ее убить, ее не сможет…

и дал он очередь спеша.

Упала девочка в чулочках,

снять не успела, не смогла. .

Солдат, солдат, что, если б дочка

твоя вот так бы здесь легла?

Вот это маленькое сердце

пробито пулею твоей.

Ты человек, не только немец,

или ты зверь среди людей?

Шагал эсесовец угрюмо,

не поднимая волчьих глаз,

Впервые, может, эта дума

в мозгу отравленном зажглась?

И всюду взгляд ее светился,

и всюду чудилось опять,

И не забудется отныне:

- Чулочки тоже, дядя снять?...

(Песня «Журавли»)

Чтец: (6)

Опять война,

Опять блокада…

А может, нам о них забыть?

Я слышу иногда:

«Не надо,

Не надо раны бередить.

Ведь это правда, что устали

Мы от рассказов о войне

И о блокаде пролистали

Стихов достаточно вполне».

И может показаться:

Правы

И убедительны слова.

Но даже если это правда,

Такая, правда – не права.

Я не напрасно беспокоюсь.

Чтоб не забылась та война:

Ведь эта память – наша совесть.

Она, как силы, нам нужна…

Ю.Воронов

Учитель: Блокада Ленинграда. Как было тяжело. В городе оставалось 2,5 млн. человек, в том числе около 400 тысяч детей. Голод подкрадывался к городу незаметно. Фашисты радовались: «Скоро ленинградцы сдадутся. Продуктов у них осталось на несколько дней. Город в блокаде».

Чтец: (7)

Кто-то родом из детства…

Я – из войны,

Из блокадного бедствия,

из ее глубины.

Влюблена была в небо, но небо меня

Обмануло нелепо среди белого дня.

С неба падали бомбы, разрушали дома.

Поднялась из обломков, как –

Не знаю сама.

А друзья не успели. Мне жалко друзей.

Хорошо они пели в первой роте моей.

Были родом из детства все друзья у меня,

Не могу я согреться без них у огня.

Г.Беднова

Библиотекарь: «Даша стала бойцом комсомольского бытового отряда. Утром Даша обходила жителей дома…Во многих квартирах лежали больные люди. От голода они слабели, не могли подняться и ждали Дашу.

Придет Даша, принесет немного дров, печку затопит – станет теплее.

Однажды вошла она в квартиру… а там темно, холодно… и вдруг увидела: в дальней комнате на кровати, накрывшись одеялом, сидят двое детей – девочка и мальчик.

- А где ваша мама? – спросила Даша

- Наша мама вчера утром пошла за хлебом и не идет назад, наверное, очередь длинная, - ответил мальчик… Поняла Даша, что мама у детей или погибла. От вражеского снаряда, или упала на улице от слабости и, может быть, умерла».

(В. Воскобойников «Девятьсот дней мужества»)

Учитель: 28 августа в Ленинград пробился последний поезд с хлебом, потом враги заняли железные дороги на подступах к городу.

Только по Ладожскому озеру небольшие речные баржи подвозили продукты. В октябре начались штормы, баржи выбрасывало на берег, как спичечные коробки. В ноябре пришли морозы, озеро стало замерзать, и баржи не могли пройти между льдинами.

С 10 ноября многие ленинградцы получали в день 125 граммов хлеба. Небольшой кусок хлеба – и больше никаких продуктов. К страшному слову «блокада» прибавилось слово «голод». Ленинградцы слабели, многие едва двигались, некоторые умирали.

Жила в Ленинграде на второй линии Васильевского острова в доме №13 пионерка Таня Савичева. Жила в большой веселой семье. Старшая сестра, Женя, работала конструктором на военном заводе. Братья Таниного отца, дядя Вася дядя Леша, работали в книжном магазине. Танина мама и старая бабушка варили обед большой семье, стирали одежду, а в воскресенье пекли вкусные пирожки. Когда началась блокада, пирожки стало печь не из чего. А потом наступил голод. Есть хотелось весь день, а по ночам снились пирожки.

Тане Савичевой было одиннадцать лет. Она вела дневник. Вот страница из дневника Тани Савичевой.

Чтец:

«Женя умерла 28 декабря в 12.30 ч. утра 1941г.

Бабушка умерла 25 января в 3 ч. дня 1942г.

Лека умер 17 марта в 5 ч. утра 1942г.

Дядя Вася умер 13 апреля в 2 ч. ночи 1942г.

Дядя Леша умер 10 мая в 4 ч. дня 1942г.

Мама 13 мая в 7.30 ч. утра 1942г.

Савичевы умерли. Умерли все…

Осталась одна Таня».

Библиотекарь: Умирающую Таню удалось увезти из блокадного Ленинграда. Но спасти ее было нельзя. В Горьковской области, в рабочем поселке Шатки, на ее могиле поставили памятник…

Учитель: Маленькие герои большой войны. Они сражались рядом со старшими – отцами, братьями.

Сражались повсюду. На море как Саша Ковалев.

О Саше Ковалеве.

Он был выпускником Соловецкой школы юнг. Свой первый орден – орден Красной Звезды – Саша Ковалев получил за то, что моторы его торпедного катера №209 Северного флота ни разу не подвели во время 20 боевых выходов в море. Второй награды, посмертной, - ордена Отечественной войны I степени – юный моряк был удостоен за подвиг, которым вправе гордиться взрослый человек. Это было в мае 1944 года. Атакуя фашистский транспортный корабль, катер Ковалева получил от осколка снаряда пробоину коллектора. Из разорванного кожуха била кипящая вода, мотор мог заглохнуть в любую минуту. Тогда Саша Ковалев закрыл пробоину своим телом. На помощь ему подоспели другие моряки, катер сохранил ход. Но Саша погиб. Ему было 15 лет.

В небе, как Аркаша Каманин.

Об Аркадии Каманине:

Аркадий Каманин мечтал о небе, когда был еще совсем маленьким. Отец Аркадия, Николай Петрович Каманин, был прославленным летчиком, участвовал в спасении челюскинцев, за что получил звание Героя Советского Союза. Всегда был рядом и друг отца, знаменитый летчик Михаил Васильевич Водопьянов. Мальчику очень хотелось летать, но в воздух его не пускали, говорили: «Подрасти сначала». Когда началась война, Аркаша пришел работать на аэродром. Он пользовался любым случаем, чтобы подняться в небо. Опытные пилоты, случалось, пусть на несколько минут всего, доверяли ему вести самолет. Однажды во время воздушного боя вражеской пу3лей было разбито стекло кабины. Летчика ослепило. Теряя сознание, он успел передать Аркадию управление самолетом, и мальчик сумел довести и посадить самолет на свой аэродром. После этого Аркадию разрешили всерьез учиться летному делу. Вскоре он начал летать самостоятельно. Однажды с высоты юный пилот увидел наш самолет, подбитый фашистами. Под сильнейшим минометным огнем Аркадий приземлился, перенес летчика в свой самолет, поднялся в воздух и вернулся к своим. На его груди засиял орден Красной звезды. Затем освобождал Варшаву, Будапешт, Вену. Заслужил три ордена. До самой победы сражался Аркадий Каманин с фашистами. Юный герой мечтал о небе и небо покорил! Спустя три года после войны Аркадий, когда ему было всего 18 лет, умер от ранений.

В партизанском отряде, как Леня Голиков.

О Лене Голикове

Леня рос обыкновенным деревенским парнишкой. Когда немецкие захватчики заняли его родную деревню Лукино, что в Ленинградской области, Леня собрал на местах боев не сколько винтовок, раздобыл у фашистов два мешка гранат, чтобы передать их партизанам. И сам остался в партизанском отряде. Воевал наравне со взрослыми. В свои десять с не большим лет Леня в боях с оккупантами лично уничтожил 78 немецких солдат и офицеров, подорвал 9 автомашин с боеприпасами. Он участвовал в 27 боевых операциях взрыве 2 железнодорожных и 12 шоссейных мостов. 15 августа 1942 года юный партизан взорвал немецкую легковую машину, в которой находился важный гитлеровский генерал. Погиб Леня Голиков весной 1943 года в неравном бою. Посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза.

В керченских катакомбах, как Володя Дубинин.

О Володе Дубинине.

О нем рассказывали легенды: как Володя водил за нос целый отряд гитлеровцев, выслеживающих партизан в крымских каменоломнях; как проскальзывал тенью мимо усиленных постов врага; как мог запомнить с точностью до одного солдата численность сразу нескольких гитлеровских подразделений, расположенных в разных местах… Володя был любимцем партизан, их общим сыном. Но война есть война, она не щадит ни взрослых, ни детей. Юный разведчик погиб, подорвавшись на фашистской мине, когда возвращался с очередного задания. Командующий Крымским фронтом, узнав о гибели Володи Дубинина, отдал приказ наградить посмертно юного патриота орденом Красного Знамени.

В подполье, как Зина Портнова.

О Зине Портновой.

Ленинградская школьница Зина Портнова летом 1ё941 года поехала на каникулы к бабушке в Белоруссию. Там ее и застала война. Спустя несколько месяцев Зина вступила в подпольную организацию «Юные патриоты». Потом стала разведчицей в партизанском отряде имени Ворошилова. Девочка отличалась бесстрашием, смекалкой и никогда не унывала. Однажды ее арестовали. Прямых улик, что она партизанка, у врагов не было. Возможно, все обошлось бы, Если бы Портнову не опознал предатель. Ее долго и жестоко пытали. На одном из допросов Зина выхватила у следователя пистолет и застрелили его и еще двух охранников. Пыталась убежать, но у измученной пытками девочки не хватило сил. Ее схватили и вскоре казнили. Зинаиде Портновой посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

И еще тысячи и тысячи детей, чью жизнь оборвала война…

И ни на миг не дрогнули их юные сердца!

В те дни рано взрослели мальчишки и девчонки, наши ровесники: они не играли в войну, они жили по ее суровым законам. Величайшая любовь к своему народу и величайшая ненависть к врагу позвали детей огненных сороковых годов на защиту Родины. Сегодня мы учимся у них беззаветной преданности и любви к своей Родине, смелости , достоинству, мужеству и стойкости.

Над нами мирное небо. Во имя этого отдали свои жизни миллионы сыновей и дочерей нашей Родины. И среди них те, кому было столько же лет, сколько и вам, ребята, сегодня.

Библиотекарь:

Слава вам, храбрые, слава, бесстрашные,

Вечную славу поет вам народ!

Смерть сокрушившие, доблестно павшие –

Память о вас никогда не умрет!

Вечная слава и вечная память

Павшим в жестоком бою!

Бились отважно и стойко с врагами

Вы за отчизну свою!

Вечная слава героям!

Слава! Слава! Слава!

МИНУТА МОЛЧАНИЯ


Комментариев нет:

Отправить комментарий